С приходом весны мы полностью обновились: новые мастера в салонах, новый лукбук, новый сайт и новый блог, который вы и читаете прямо сейчас. Для старта мы выбрали шесть героинь — девушек, которые рассказали нам о деле жизни и о том, какие перемены им принесла новая весна. Мы же для каждой подобрали новый образ — чтобы вдохновить и раскрыть с необычной стороны.

 

Первой стала Анна Кравченко — работая в туризме десять лет, она пришла к тому, чтобы самостоятельно собирать небольшие группы и путешествовать с ними не куда-нибудь, а в любимую Исландию. Для многих неизведанную, непонятную, а для нее крепко любимую, вдохновляющую и вызывающую желание туда возвращаться. Расспросила и записала Диана Ремизовская.

Д: В мае ты в который раз едешь в Исландию, но в это время года впервые. Почему именно весной?

А: Потому что дешево. Сезон в Исландии очень отличается от несезона. Официально он начинается 25 мая и заканчивается 25 сентября. Это подходящее время для человека, который не привык каждые две минуты бороться с ветром. В этот период достаточно комфортно: снега уже нет и ветра не такие сильные. Но если ты думаешь, что Исландия — ледяная страна, спешу разочаровать: она омывается Гольфстримом, как и Фарерские острова. Там зимой всего -3, но частые обильные  снегопады и сильные ветра на открытой местности — за счет отсутствия деревьев. А самое страшное на острове — южное побережье. Туда с Фарер приходят циклоны — эти маленькие точки в океане все время мутят воду. А летом в Рейкьявике и +25 бывает, но там в +10 уже все в купальниках выходят загорать. Серьезно.

Д: Что изменилось в тебе с прошлой поездки туда?

А: Во-первых, я пропустила прошлый год. Я планировала ездить в Исландию ежегодно, а в прошлом не получилось. Но если бы я ехала тогда — это была бы осень и формат поездки от турфирмы. А я уволилась, выдохнула — и теперь еду весной. Сама себе турфирма (смеется).

Д: Увольнение поспособствовало и другим переменам в жизни?

А: Я тебе скажу, когда увольняешься, все идет гораздо быстрее. И это касается не только путешествий. Попробуй (смеется). Ты же понимаешь, что невозможно бросить одну только работу — появляется сразу целый список того, что хочется изменить. В моем случае это была моя первая работа, на которой я отработала семь лет! Знаешь, у меня такие первые отношения были, пять с половиной лет. После них захотелось сменить все: я удивлена, как я тогда работу не поменяла. Начинаешь входить во вкус перемен: хочется и это попробовать, и это, и вот это —понимаешь, что если не сейчас, то когда?

Д: Одной сложнее?

А: У меня сейчас беда с поездкой: из восьми мест занято три. Сегодня попросила девочку, с которой еду, записать музыку в дорогу, потому что не успеваю. И она мне в ответ: «Я долго думала и не могу понять, почему ты не отказалась от этой поездки». А я не отказалась, потому что могу не отказаться. Я не работаю в турфирме, где «а, у тебя только два набрано — нет, мы ничего с этого не заработаем, отменяем поездку». Я знаю, что я взяла на себя ответственность показать людям страну, которую очень люблю, очень! Я не видела весь мир, но из того, где была — очень мало мест, где я себя настолько классно чувствую. Не могу отказаться от этого. И хочу туда зимой в метель, весной, осенью, всегда. И ты знаешь, все, с кем я ездила туда или кому планировала поездки (да, кроме непосредственно путешествий, я помогаю с планированием маршрутов, бронированием, покупкой билетов), хотят вернуться. Причем мне посчастливилось там в первые два раза побывать с людьми, которые объездили большую часть мира. Им есть с чем сравнить. И они тоже возвращаются. То есть что-то есть в этой стране удивительное, притягивающее.

Д: Как же весна, романтика, май, тепло? У тебя север, холод, серость…

А: Север вовсе не серый! Он очень цветной. Весной там цветут люпины. Целые поля люпинов фиолетового цвета — это невероятно красиво. Уходят в горизонт не хуже лаванды. Исландия очень цветная. А этот ее невероятный мох! По нему постоянно хочется ходить босиком. Он растет на булыжниках, толстенный такой, нажимаешь — и проваливаешься. Она очень цветная, она не черная. К тому же, север — это не только Исландия. Я и Данию люблю, и Швецию. В Норвегии еще не была, но это уже на осень. А шведский дизайн, а датский — они такую красоту делают.

Д: Ты уже всю страну объездила?

А: В том то и дело, что нет, а очень хочется. В Исландии в середине острова непроходимая замерзшая область — чтобы туда попасть, нужно специальное оборудование, машина и специальное время года. Я все время приезжаю, когда туда еще нельзя. В так называемой зоне Highlands нет дорог. Вернее, есть, но это дороги класса F, которые лучше, чем у нас в Одесской области, но не подходящие, чтобы ехать туда, скажем, на Toyota Yaris. Все автомобильные дороги идут вдоль края острова — наискосок ты его не проедешь, потому что в центре ледники и вулканы. Для поездки в эту местность нужны специальные машины со специальными колесами — желательно Discovery или Range Rover. На севере даже есть машины, у которых колеса больше моего роста — на таких делают вулканические ледниковые туры. По времени для этого лучше всего подходит конец августа или сентябрь. Когда-нибудь я обязательно отправлюсь туда в экспедицию.

Д: А если отбросить Исландию, куда бы ты посоветовала отправиться весной на отдых?

А: В Португалию. В марте здесь еще холодно, а там ты уже в футболке и легкой куртке.  Иногда даже в шортах, футболке и босоножках. Я вообще не люблю лето — может, поэтому мне и близка скандинавская погода. Не люблю жару. Еще в Испанию можно поехать…

Д: Барселона?

А: Барселону я, кстати, не люблю. Я не умоляю достоинств этого города — он прекрасен, но очень уж переоценен. Там мы были в ноябре — я очень люблю ездить в нетуристическое время. Весна и осень — идеальное время для теплых европейских стран. Лучше всего находить пограничное время между сезонами — ближе к маю, например. Оно очень близко к сезону: погода вряд ли будет сильно непредсказуемой, но еще цены не такие высокие. Потому что с 1 июня все сразу в два раза повышается. Мы были в Барсе пару дней, а потом взяли машину и поехали на север…

Д: А ты везде находишь север.

А: Да-да. Как говорится, куда бы Кравченко не ехала, она всегда goes north (смеется). Мы поехали на север через Риоху — винную провинцию Испании. Там самые дорогие и самые красивые винодельни, каждая из которых старается предстать во всей красе. Одну сделал Сантьяго Калатрава, который в Валенсии строил Город науки и искусств, Turning Torso в Мальме, в Лиссабоне вокзал. Мне очень нравятся его работы. Другую — Фрэнк Гери, который проектировал в Бильбао Музей Гуггенхайма. Он сделал винодельню Marques de Riscal. Это одно из самых знаменитых и дорогих вин в Испании. Если Калатрава — это воздух, у него в основном все белое, то Marques de Riscal — это такой космос, непонятные металлические конструкции, золотые, розовые, переливающиеся. Едешь, едешь вдоль виноградников, а потом раз — и какая-то космическая штуковина. Потом мы добрались до Сан-Себастьяна, до Бильбао. Там невероятно красиво, безумной вкусноты морепродукты по ценам в три раза дешевле, чем в мишленовских ресторанах Барсы, порции огромные. Несравнимо, в общем. И земля басков она, на мой взгляд, богаче Каталонии, хотя ты знаешь, как каталонцы любят себя и превозносят. И Валенсия меня сильно влюбила в себя. Я из Города науки и искусств целый день выйти не могла. В общем, Испания — это не Барселона, нет. Нельзя приехать на десять дней и провести все время в одной только Барсе — это скучно.

Д: Если путешествовать, то одной или с группой?

А: Я много лет путешествовала одна — прилетала, брала машину и колесила по стране. И получала от этого огромное удовольствие. Я бы и сейчас сама поехала, но у меня появилась потребность делиться. Я нашла ее реализацию в том, что могу брать с собой людей и изучать с ними вместе то, что мне интересно, или показывать то, что я уже видела и полюбила. Я хочу как можно большему количеству людей показать места, которые люблю.

photo: Seva Levitsky

mua&hair: Fusion – салон красоты

flowers: Family Decor Odessa

location: Cookie Studio